Путеводитель мироходца по Иннистраду: Вервольфы

Опубликовано: 14.02.2014

Вервольфы — существа двойственной природы, постоянно разрывающиеся между двумя мирами — звериным и человеческим, между природой и цивилизацией, между рациональным мышлением и бесконтрольной жестокостью.


Curse of the Nightly Hunt | Art by Daarken

Ликантроп — убийца или жертва?

Некоторые вервольфы считают себя жертвами, обреченными жить с проклятой душой неуправляемого убийцы. Другие — славными отпрысками великой природы, заточенными в тюрьму лживой цивилизации. Хотя у большей части иннистрадского общества вервольфы ассоциируются лишь с кошмарными массовыми убийствами, ликантропа можно считать и несчастной душой, чья сущность полностью зависит от переменчивой луны, и воплощением неизменной дикости живой природы.


Concept art by Steve Prescott

Человеческая форма: хрупкая связь с цивилизацией

Тот, кто оказался заражен ликантропией, всегда сомневается в своих порывах и инстинктах. Даже в человеческой форме, пытаясь быть частью благочинного общества, вервольф чувствует внутри себя волчью сущность. Буря эмоций бушует в его сердце, и с ростом луны совесть, религия и самоконтроль справляются с этой бурей все хуже и хуже. Полнолуние делает трансформацию неизбежной; кроме того, любая сильная эмоция или стресс могут спровоцировать приступ ликантропии, который вызовет трансформацию независимо от  текущей фазы луны.


Gatstaf Shepherd | Art by Mark Evans

Звериная форма: живая машина для убийства

В волчьей форме оборотни становятся существами невероятной силы и жестокости. Их тела идеально приспособлены для убийства: челюсти могут переламывать кости, когти достаточно остры, чтобы вспарывать внутренности гораздо более крупных зверей. Их разум — вспышки инстинктов и адреналина, невероятно усиливающие восприимчивость всех органов чувств и при этом затмевающие разум, оставляя лишь жажду убийства. Вервольфы могут перемещаться на задних лапах, если нужно использовать передние в качестве рук, или на всех четырех, если требуется развивать большую скорость. Говорят, что их вой освобождает запертый в них дух волка, и от этого душераздирающего звука кровь стынет в жилах. В звериной форме вервольфы не могут говорить, но в вопросах охоты или социальной иерархии способны общаться друг с другом внутри стаи, как обычные волки.


Gatstaf Howler | Art by Mark Evans

Трансформация

Процесс трансформации мучителен для оборотня и невероятно пугающ для случайных наблюдателей*. Первыми изменяются глаза: белки чернеют, радужка становится ярче. Затем удлинняются руки, из кончиков пальцев вытягиваются похожие на ножи когти, большой палец превращается в коготь возле запястья. Из человеческого черепа вытягивается морда, зубы увеличиваются и заостряются. Ломаются кости, перестраиваясь. В кровеносные сосуды выплескивается костный мозг, пока ребра и череп трескаются и раздвигаются. Густой жесткий мех пробивается сквозь кожу, зачастую выталкивая при этом обычные человеческие волосы. Копчик удлинняется и становится лохматым волчьим хвостом. Ускоряется обмен веществ, кровоток и потребление кислорода, увеличивая потребность в белках и жирах. Одежда, если она была на вервольфе при трансформации, рвется в клочья. Если вервольф умирает в зверином облике, он возвращается в человеческую форму — этот процесс называется посмертной реверсией.

* Для читателей с некоторыми, даже весьма отдаленными, представлениями об анатомии — тоже. Я предупредила =)

Concept art by Steve Prescott

Последствия

Вервольф, только что трансформировавшися обратно в человеческую форму, обычно оказывается обнаженным, дезориентированным и покрытым грязью, ранами и брызгами крови своих ночных жертв. В его мозгу мелькают обрывки воспоминаний о времени, проведенном в волчьей форме, вызывая сердечные спазмы и всплески адреналина, наподобие панических атак. Дни после трансформации наполнены стыдом, чувством вины и депрессией — затем они вытесняются из сознания ликантропа, когда он старательно притворяется нормальным, обеспечивает себе алиби и заметает следы своих кровавых деяний.

Жизнь с проклятием: «кающиеся» и «беспутники»

После возвращения в человеческую форму большинство вервольфов сохраняют лишь частичную память о времени, проведенном в волчьей форме, но прекрасно видят последствия произведенных ими разрушений. Это может вызвать у оборотня приступы депрессии, стыда или даже враждебности к другим вервольфам. Но некоторые ликантропы довольны своей сущностью и активно ищут способы вернуться в волчью форму. Вервольфов, стыдящихся своей ликантропии, называют «кающимися» (repentants), а тех немногих, кто гордится ею, — «беспутниками»* (wantons). Однако в волчьей форме все оборотни становятся кровожадными чудовищами без всяких признаков человечности.

* Кралленхордские беспутники, например.

Ulvenwald Primordials | Art by Dan Scott

Религия — защита от превращения

Люди при любой возможности уничтожают вервольфов — все они считаются порождениями зла и серийными убийцами. Но вервольфы слишком опасны, чтобы бороться с ними лицом к лицу, так что зачастую используется магическая защита, позволяющая сдерживать ликантропию.

Регулярное применение авацинианской магии помогает предотвратить трансформацию в волчью форму. Придорожные святыни, молитвы, ритуалы ангелов, благословение священников и святые символы вместе усиливают человечность вервольфа, помогая ему оставаться в человеческой форме. «Кающиеся» вервольфы обычно остаются в городах, окруженные близкими людьми и влиянием религии, а «беспутники», напротив, уходят в леса, подальше от амулетов и священников, которые сдерживают их волчью сущность. Но полная луна может оказаться сильнее даже самых мощных религиозных ритуалов. Кроме того, в последнее время ангельская магия слабеет, и предотвращать трансформацию вервольфов стало намного сложнее.


Ancient Grudge | Art by Ryan Yee

Источник: статья A Planeswalker's Guide to Innistrad: Werewolves на сайте wizards.com
Перевод: Ann Arde